?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: семья

ЗАГАДОЧНЫЙ СЛУЧАЙ НА КРЮКОВСКОМ КЛАДБИЩЕ
АРХМ АВВАКУМ
a_avvakum


Есть нечто удивительное среди нас живых и умерших, связывающее нас невидимыми нитями…

Редактор газеты «Креминь» Алексей Сергиевский, донес до нас интересный случай. Он пишет… «В редакцию позвонил незнакомый мужчина с улицы Александрийской, это Крюков, и пригласил к себе в гости, чтобы рассказать необычную историю. Автор этой заметки не поленился и съездил...
Олег Лебединцев и его жена Оксана еще в 1989 году уехали на заработки в Тюменскую область в заполярный Уренгой. В 1995 году в январе у них родился сын, которого назвали Денисом. В четырехлетнем возрасте мальчика на одной из уренгойских улиц сбил грузовой автомобиль «Магирус».

В реанимационном отделении Денис пролежал два месяца в коме. Медики уже потеряли всякую надежду на его выздоровление, но через некоторое время мальчик внезапно пришел в себя. Организм оказался крепким. Тем не менее, родители стали замечать за ребенком, что он стал очень молчаливым, и создавалось впечатление, что он постоянно о чем то думает. В конце концов, рассказал о том, «где он был» после того, как его сбил грузовик. Его рассказ Олег Лебединцев, заинтересовавшись, сразу же записал в тетрадь.

«Я летел в какой то длинной и большой трубе. В конце ее мне открылось голубое небо с солнцем. Играла музыка, как бы жужжание. Я увидел много цветов, павлинов и попугаев. Ко мне подошли дедушки и бабушки и играли со мной. Я хотел у них остаться навсегда, но они мне потом сказали, что я должен вернуться к папе и маме, потому что они горюют и плачут...»

Больше Денис эту историю не вспоминал и, кажется, даже ее забыл... В прошлом
году мы первый раз после 1989 года приехали на родину в Кременчуг, сюда, в Крюков на Александрийскую, где остановились у родителей моей жены Оксаны, так как мои родители умерли еще до рождения Дениса. В первый же день на Александрийской сын почему то очень нервничал, стал говорить, что его ждут еще одна бабушка и дедушка и очень точно описал моего отца и мою мать, как они выглядели и говорили, хотя до этого даже не видел их фотографий. На следующий день мы пошли на кладбище. Денис очень нервничал и вдруг побежал по аллее и, увидев могильные холмики (мы ему не показывали), упал на них и стал рыдать, приговаривая: «Мои любимые, мои любимые. Я вас помню. Вы такие хорошие». Мы его еле успокоили... Потом он также самостоятельно нашел могилы моих бабушки и дедушки и также плакал, причитая...

Олег Лебединцев показал мне фотографию креста, под которым лежит его дед и бабка с библейской эпитафией: «Приидите ко мне вси труждающиеся и обременении и Аз упокою вы... Воспоминаю, вам братие, и знаемии, не забывайте мя, егда молитеся ко Господу»

Как сказал Олег, его прадеды были старообрядцами. Еще он сказал: Денис говорит, что он их всех видел и с ними играл... В это время в комнату, где мы вели беседу, зашел с улицы красивый голубоглазый Денис. Я спросил его дежурной фразой: «Кого ты любишь больше: папу или маму? Серьезный мальчик строго посмотрел на меня и сказал: «И папу, и маму, и дедушку с бабушкой, и прадеда с прабабкой. Я их всех видел и очень люблю...» В углу комнаты висела большая старообрядческая икона с горящей лампадой...
Вот такой эпизод из жизни семьи Лебединцевых, которые на днях
улетели в свой далекий заполярный Уренгой.

Газета «Креминь» Алексей Сергиевекий