Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

АРХМ АВВАКУМ

ТЭЗЕ - ЭКУМЕНИЧЕСКАЯ ОБЩИНА ПРИМИРЕНИЯ


На фото церковь Примирения общины Тэзе внутри

В мире, распаленном многоразличными религиозными неприятиями и ненавистями, есть островки взаимопонимания и осознания человечества, как единой нравственной семьи. К таковым островкам относится надконфессиональная община ТЭЗЕ — христианская экуменическая община в деревне Тэзе, находящейся во Франции. Община была основана в 1940 Братом Роже Шютц. Во время ужасов войны Роже, после продолжительных раздумий принял решение создать общину, которая могла бы жить основными реальностями Евангелия — мирной простотой и добротой сердца. С точки зрения православных фундаменталистов, община Тэзе ― это «центр духовного развращения молодёжи», идеологией которой являются глобалистская «евродуховность» и профанация христианства. Аналогичного мнения придерживаются католики-традиционалисты. В то же время, папа Иоанн Павел II и патриарх Алексий II высоко оценивали деятельность брата Роже.

Больше на фейсбуке по данной теме... https://www.facebook.com/viavakum/posts/3025215497550159
АРХМ АВВАКУМ

АРХИДИАКОН АНДРЕЙ МАЗУР



Покойный отец Андрей Мазур много знал и рассказал о церковной истории 20го века. Ого-го, какой пласт времени застал! Но, еще больше рассказывали о нем. Рассказывают и такое… митрополит Никодим(Ротов) пригласил, принимал и сопровождал какую ту экуменическую делегацию лютеран, кажется из Финляндии. Вот, они осматривают Троицкий собор Александро-Невской лавры. Ну, и в соборе, митрополит Никодим попросил, тогда еще молодого, голосистого протодиакона провозгласить многолетие почетным гостям. Отец Андрей начал заздравие, по ошибке, кончил заупокой. То ли задумался, или забылся и вместо «сохрани их Господи на многая и благая лета» провозгласил «и сотвори им вечную память…» Конфуз был налицо, но гостям, не понимающим языка, все равно очень и очень понравилось...

Отец Андрей вспоминает Почаевского протодиакона Стратоника, как своего вдохновителя на диаконское служение. Там, он упоминает о его сильном голосе, который при слабой дикции гудел мощно, словно лаврский колокол. Отец архидиакон, рассказывая об удивительном его голосе, еще забыл упомянуть, что когда протодиакон Стратоник провозглашал прошения ектении и особенно многолетия, то детонация воздуха была такая мощнейшая, подобна взрыву, что гасли лампады на иконостасе. Я еще в конце 70х тоже застал отца Стратоника, правда уже очень пожилым человеком, но по прежнему с мощным неповторимым голосом
https://youtu.be/yppzAFx1lGY
АРХМ АВВАКУМ

МОНАСТЫРИ. ЧУМА. ПАЛОМНИЧЕСТВА



На днях Православную Церковь Восточной Европы облетела новость: священник опубликовавший на Правмире свои размышления о пагубности многочисленных паломничеств осаждающих обители, был(словесно) правящим архиереем запрещен в священнослужении. «Ему приказано не сметь, свое суждение иметь!» Опальному священнику позвонили другие архиереи и предложили принять его в свои епархии…

За всем нашим словесным мельтешением всплывает проблема медленно изменяющейся Церкви в быстроизменяющемся мире. Огромная проблема самодурства и троекуровщины по местам… мы видим, каждый епископ на своей кафедре представляет свой личный тип христианства, сообразно ступени своего духовного, культурного и нравственного развития.

Теперь по сути дела…. О пустынных монастырях забудьте. Их раньше было мало, а сегодня и подавну обмаль. Монастыри, приходы, паломничество, старчество разновидности современного религиозного туризма и дискурса связанного с ним... остановить, запретить, что то изменить уже невозможно. Это ни хорошо, ни плохо, это объективная жизнь. Появляются современные быстрые и комфортные способы передвижения от быстроходных рафиков, до самолетов и люди(в том числе и верующие) пользуются благами цивилизации. Пешком, сегодня уже почти никто не ходит.

Факт… Современные монастыри не выживут без паломников, а паломники без монастырей. Почему? Да потому что никогда в истории не было, так сказать, чистых, беспаломных монастырей. Люди живые идут в путь, едут, тянутся друг ко другу. Духовный туризм это хорошо. Лучший отдых – смена занятий. О совершенно закрытых монастырях, не видящих никогда людей, пишется в житиях святых, литературе нереалистичной и к жизни отношения не имеющей.

Таковы мы, живые люди. Поиск духовных развлечений и приключений заложен в нашу психологию. Это ни нормально, ни не нормально. Это сама жизнь. Только не живые, уже ничего не ищут, ничем не интересуются и никуда уже не устремляются. А пока живы, то движемся в путь…
http://www.pravmir.ru/poiskom-startsev-lyudi-zapolnyayut-duhovnuyu-pustotu/

Протодиакон Андрей Кураев резюмирует по этому поводу следующее…
http://diak-kuraev.livejournal.com/1695657.html?utm_source=fbsharing&utm_medium=social
паломничества – чума монастырей
http://diak-kuraev.livejournal.com/1696028.html?utm_source=fbsharing&utm_medium=social
888
Человек всегда стремится к свободе и ищет своего и себе и для себя... монашество не исключение. За многолетнее свое наблюдение за монахами и монастырями(в том числе и за собою лично), я пришел к весьма неутешительному, весьма далекому от идеалистически восторженных представлений о монашестве, от радужных картинок нарисованных, как в древних, так и в современных душеспасительных книжках
https://www.facebook.com/joseph.kiperman/posts/1594875917254028

ДВЕ ЦЕРКВИ ВСЕГДА
Антропология раздвоения сознания в религии. Нам периодически очень хочется пустыни. А, уединяясь, погрузясь в нее, нам тут же хочется вернуться к людям. В общем, для человека нигде нет чувства рая.

Один моряк потерпел кораблекрушение и попал на необитаемый остров. Ему довелось провести там пять лет. Он построил хижину, наладил быт, но постоянно думал о большом мире. А вокруг царил полный покой... Моряк и не подозревал, что на свете есть такие мирные уголки. Но, остров был совершенно необитаем, ни единой живой души — это была единственная беда, во всем остальном жизнь там была чудесна. Красивые ручьи, фруктовые деревья: вдоволь еды, полный покой, никаких тревог и опасностей, никаких бед. Рай первозданный да и только! Прежде моряк только мечтать мог о таком счастье — и вот оно свалилось ему на голову! Но, тишина была нестерпима. Тишину вообще трудно вынести, ее нужно уметь выдерживать, иначе она может убить. Факт – для человека нигде нет чувства Рая.
Тому моряку приходилось очень трудно, но у него был талант к архитектуре, и он принялся строить разные штуки: просто макеты, лишь бы чем-то себя занять. Он сделал целую улицу и дал ей имя; там были целых две церкви — одна прямо возле его дома, вторая — на другом конце городка. Он построил лавки, чтобы было куда ходить за покупками, театры, стадионы, зоны отдыха, развлечений. Моряк в модели создал целый город, целый свой человеческий мир.
Через пять лет появился наконец-то корабль. Он бросил якорь в заливе. Моряк был вне себя от счастья. К берегу причалила спасительная шлюпка. Наш робинзон выскочил из хижины и помчался по песку — он уже предвкушал возвращение в большой мир. Впрочем, сказал он спасающему его человеку, прежде чем ты заберешь меня на большую землю, давай погуляем. Я хочу показать тебе свой город, выстроенный моими руками в эти трудные для меня одинокие годы».
И он показал приплывшему человеку построенный город. Больше всего гостя поразила вторая церковь: «Одна церковь — это я еще понимаю, но зачем вторая?»
«Я хожу только в эту, а в ту другую — ни ногой, она еретическая, раскольниче, отступническая», — богословски-деловито, со знанием дела, пояснил моряк.
*
Человек биологически и психологически запрограммирован на раздвоение сознания, на двойственность, на разделение, на раскол. Вам, человеческому обществу, всегда нужны две церкви, по меньшей мере две веры, ведь разум требует двойственности, объекта ненависти, отрицания, порицания, козла отпущения наконец. Человек биологически расколо-конфликтно-разделителен. Эту церковь ты одобряешь, а в ту — ни ногой. То ложная вера, туда ходят только заблудшие души, ты с ними ничего общего не имеешь. Ты же в правой, спасительной вере, те все остальные неверные, неспасительны и погибшие, сатанисты, служители дьявола, даже почти и не люди.
Тот моряк был на острове один, но создал целый наш человеческий мир, модель людского общества в миниатюре, по образу и подобию своему, со всеми его конфликтами и противоречиями. Так было всегда и так будет дальше. С этим ничего не поделаешь и сие надобно принять как должное. Так есть.
АРХМ АВВАКУМ

КАК ВЗРЫВАЛИ УСПЕНСКИЙ СОБОР КРЕМЕНЧУГА



Для них изоткал я широкий покров, из бедных, у них же подслушанных слов,
О них вспоминаю всегда и везде, о них не забуду и в новой беде…

Есть прихожане, о которых помнится очень и очень долго. Сергей Иванович Войнаховский умер в 1983 году. По меркам нашей короткой приходской памяти, умер очень давно. Так есть. Никто из нынешних, наполняющих наш храм верующих уже естественно его не помнит, потому, что основной нынешний состав членов церкви это пришедшие в нее в конце 80х, начале 90х, а то и в конце 90х. годов.

Идет 1982й год, наша церковь полна народу, как никак, она есть одна единственная на несколько районов, я служу диаконом и слышу, как какой то пожилой мужчина читает на клиросе акафист. Я думаю: «Что такое? Никогда не видел мирянина, читающего в храме акафист?» Отец Василий мне говорит: «У нас так заведено, перед службой читает акафист Сергей Иванович. Он очень хороший человек. Ему можно читать». А Сергей Иванович читает, читает, а то берет еще и поясняет кое что: смысл праздника или житие святого. Так я впервые услыхал о нем и увидел его. По окончании чтения акафиста благодарные бабы кричат: «Спаси Господи!» Народ очень любит акафисты. Чтением акафистов в церкви Сергей Иванович насколько можно было, компенсировал свою так и не сбывшуюся мечту о священстве.
В 1938 году уже была назначена его хиротония, но в день предшествующий ей его забирают и отправляют в места не столь отдаленные как пособника врагов народа. По 58й он отсидел 10 лет. О священстве пришлось забыть навсегда. Об Успенском соборе Кременчуга он вспоминал и рассказывал следующее:

В 1929 году собор объявив национальным достоянием(национализировав) закрыли впервые. Разрешив верующим молиться в колокольне. Колокольня, в которой на верхних ярусах размещалась библиотека, была довольно таки просторным сооружением. Что же, деваться негде, служили в ней.
Верующие, как то еще надеялись, что лихолетье церковное, дело временное. Наладятся отношения церкви и государства, все образумится, утихомирится и верующие смогут вернуться в большой храм. Тщетна надежда была и скорбна.

Никто от новой власти не ожидал чего то серьезного, тем более долголетней политической непримиримости. Думали, ну пришли ребята к власти, попыжатся поначалу, посоставляют свои идеи, лозунги, пректы-прожекты. Сколько мы их уже видели и слышали. Может быть, на пару лет, жестко попробуют воплотить их в жизнь. Но, затем все равно придется мириться с населением, с людьми, со страной. Не тут, то было. Большевики закручивали гайки сильнее и сильнее. Мороз политического и религиозного террора все крепчал и крепчал. Им не нужны были люди, им нужна была только своя идея.
Затем после 22го года, мы каким то образом вернулись в большой собор. Но, радости уже прежней не было. Это было время внутрицерковной смуты. Появились обновленцы и автокефалисты. В 30 х годах собор неоднократно переходил из рук в руки, в нем поочередно совершали службы, то обновленцы, то украинцы автокефалисты, то мы, традиционные православные – тихоновцы, как нас тогда, в те годы называли. Время было очень тяжелое и неспокойное.

Бывало и такое. Приходит в собор делегация, человек восемь, называют себя причтом новообразовавшейся церкви, вызывают старосту и объявляют ему волю своего епископа:
-Сегодня всенощное бдение в соборе будет совершать владыка Кременчугский Сергий. Собор отныне местным городским Советом передан нам. Теперь мы его законные хозяева.
-Не знаем мы никаких Сергиев, - говорит им взволнованный староста, - у нас есть наш законный владыка Николай(Пирский) Кобеляцкий, викарий знаемого нами преосвященного Полтавского и Переяславского.
-Ваше возражение и упорство бессмысленно, - говорит ему представитель делегации, - ваша власть, Тихоновцев, уже закончилась. Повторяем, сегодня вечером в соборе совершает всенощную владыка Кременчугский Сергий. Вы говорите, что нас не знаете? Это ничего, скоро узнаете!
Тогда еще архиереи ездили на лошадях, машин было мало и они, автомобили, использовались искючительно представителями новой Советской власти. Но, следует заметить, что и карет уже тогда не было. Никто из архиереев не решался использовать эту роскошь, как считалось, ушедшего уже самодержавного прошлого. Были повозки с крытым или открытым верхом, кто, что мог себе позволить и не более. Так было.

Вот, вечером к собору подкатывает повозка запряженная тройкой лошадей, остановилась. С нее встает ново-самосвято-званный владыка, здесь поджидает его паства, состоящая из десятка человек, берут благословение и сообщают владыке, что, вот мол, дерзость, в собор их не пускают, двери напрочь закрыты, но в самом соборе слышно пение, идет служба. Возмущаются. Послали человека сообщить властям, которые их в те годы поддерживали.
Те, в скором времени заявляются. Стучат в двери собора. Но, оттуда нет ни гласа, ни послушания. Представители комитета районного Совета тоже нервны, возмущаются. Как так, их, законную власть, не впускают!? Они вооружены.
Через какое то время, повозмущавшись и видя, что ихняя не берет, приняли решение брать собор штурмом. Комитетчики выхватывают револьверы и стучат в двери рукоятками. Тихо. Затем, отойдя несколько шагов от дверей, стреляют в двери собора, в замки. Вместо клубов дыма и благоухания ладана, во дворе церковном стоит дым с резким запахом пороха. Дым, весьма недобро предвещающий воцаряющуюся мерзость запустения, на святом месте.

Но, крепкие церковные двери, кованные железом, не поддались на выстрелы. Где то через полчаса, двери торжественно распахнулись, открыв нетерпеливым временщикам зрелище, мира очень не похожего на них. В соборе их взору открылась картина: люди стоящие в смиренном коленопреклонении алтарю и поющие молитву Божией Матери: «Под твою милость прибегаем, Богородице Дево, молений наших не презри в скорби, но от бед избави нас, едина чистая и благословенная». Всенощная закончилась.
Затем, пришлось смириться, в Соборе служили поочередно. Мы, Тихоновцы служим раннюю литургию, они обновленцы в упряжке с автокефалистами самосвятами – позднюю. На нашей службе собор стоит весь полон народу, у них же на литургии человек двадцать, не больше. Жалко смотреть.
Так продолжалось до 1938 года. Когда советская власть смела всех, нас Тихоновцев как и автокефалистов. Всем уготована была одна дорога – в ссылки и лагеря на грандиозные, масштабные стройки светлого будущего.

В лето 38 в Кременчуге не оставалось ни одного священника, кто бы мог совершать службу. Все были репрессированы, как те, так и другие.
Первым из первых, что сделали большевики, это начали жечь книги из церковной библиотеки, что в колокольне. Перед зданием банка развели костер. Книг было так много, что пламя, освещая площадь днем и ночью, полыхало двое суток. Тогда антирелигиозные активисты-громилы видя, что зачем пламени гореть даром, стали разбирать под одну руку и резной золоченный большой соборный иконостас. Выносили конструкции на улицу, здесь, на площади, рубили тонко инкрустированные колонны с виноградным орнаментом на мелкие части и бросали в огонь поверх книг. Тоже делали и с иконами. Чтобы не было возмущения народа на улице, иконы разрубывали на части внутри самого здания и затем уже в виде щепок выносили и жгли. Таким образом, костер горел двое суток, освещая в ночи площадь красным, тревожным светом и нынешнее уцелевшее здание банка.

В войну сорок первого собор опять был открыт. Этот раз служили только наши традиционные - тихоновцы. Бедный ободранный собор, не имел уже и тени дореволюционного величия, без иконостаса и паникадил. Просто по низу на стенах были развешаны небольшие хатние, домашние иконы, убранные рушниками. Открытый престол с жертвенником, все самое необходимое, для служения литургии. Вот и все - первоапостольская простота и ясность.
Так прослужили пару лет. Две Пасхи и два Рождества.
Отступая, немцы вызвали в комендатуру старосту и ключаря собора и объявили: «Мы отступаем и вынуждены взорвать здание, так как оно стоит на стратегической возвышенности и с него можно установив орудие, обстреливать правый берег Днепра. Посему заберите из собора все святыни, иконы, все что посчитаете нужным и необходимым забрать. Вечером взрываем».

Собор был обречен. Священник, староста и еще несколько прихожан вошли в притихшее здание собора. Первым делом забрали Евангелие, антиминс, чашу и прочие литургические принадлежности, потом иконы, кресты, хоругви. Выходя перекрестились и простились со зданием навсегда.
Вечером того же дня здание в раскатах взрывов, в клубах дыма и пыли растворилось во мраке исторической ночи...

***
Есть известное фото… Успенский собор уже взорван и на фоне руин стоит старушка, которая осеняет себя Крестным знамением, молится и несомненно плачет об утраченной святыне. Как рассказывала старейшая прихожанка Успенской церкви Крюкова Людмила Погорелова, сбежавшиеся кременчужане увидели, как в обломках, в грудах кирпича и штукатурки и пыли валялись, Бог весть откуда взявшиеся, митры, камилавки, обрывки парчи, ленты из риз… видимо из склепов, или захоронений вмурованных в стенах. Мародеры, как их теперь называют: черные археологи, тут же принялись искать клад. Поползли слухи якобы, что то и нашли. Кто его знает? Это уже трудно объяснить. Видимо, в соборе какие то имелись тайники, схроны. Этого мы уже не знаем, да и никогда больше не узнаем.

***
вот. все что я слышал от старого псаломщика. Я отнюдь не претендую на точное описание событий связанных с Успенским Собором Кременчуга. Возможно, есть описания точнее и исторически достовернее. Слышал подробности я ведь от одного человека, а для того, что бы была хоть какая либо минимальная точность, необходимо свидетельство нескольких человек. Но, есть то, что есть.
АРХМ АВВАКУМ

МОНАШЕСТВО ИЗМЕНЯЕТСЯ СОГЛАСНО ИЗМЕНЕНИЯМ В БОЛЬШОМ МИРЕ



Компьютер, как объект медитации, созерцания, если сказать смелее - молитвенного восхождения. Многие посмеются с этой фразы, этой мысли. Сочтут ее даже безумной. Но, как бы мы ни отрицали, в век компьютерных технологий, они(компы) заполонили и продолжают властно заполнять пространство человеческого быта. И не только мирского но и монашеского. Монастыри и старцы, что то там еще продолжают говорить вещать о зловредности технологий. Однако компьютеры властно проникают в монастыри, проникли даже на святую гору Афон, в келлии монахов(правда, не всех) и победоносно покоряют, осваивают пространство не только келий, но и монашеских пещер. Я уже слышу о знаменитых афонских старцах-блогерах: Афанасиос http://m-athanasios.livejournal.com/

ЛАВРЫ И ОБИТЕЛИ БОЛЬШИХ ГОРОДОВ
Нынешние паломники едут и идут в монастыри, желая там увидеть, как в зоопарке-зверинце, какого то выпавшего давно из цивилизации, древнего, ветхого днями косматого, белого как лунь, обросшего мхом, затворника старца сидящего в дупле липы, жующего сухую корочку хлеба и перегортающего пожелтевшие страницы книги. Входят во врата и что видят? Ой, Господи, что видят?!! Лучше бы не входили! По монастырю газуют на скоростях разного рода крутые автомобили, а монахи идя, зычными голосами разговаривают по мобильникам, при этом энергично жестикулируя руками в воздухе, не обращая ни на кого ни малейшего тебе внимания. Помилуйте… Какое дупло липы?! Какая там корка хлеба?! Какие пожелтевшие страницы древних писаний?! Монастырь(например, Киево Печерская Лавра) живет полнокровной, мирской, даже больше того – ясно и ярко выраженной бизнесовой жизнью.

МОНАСТЫРИ И СКИТЫ ГЛУХИХ МЕСТНОСТЕЙ
Ну, думают паломники: это лавры, влиятельные центральные монастыри. Вот, поедем мы в провинциальные обители, в глухой преглухой местности и там узрим настоящее монашество, кладезь глубочайшей духовности. Приезжают они, в какой то глубинный, удаленный от дорог монастырь. Там, правда, иномарки не шныряют, телефонов мобильных не видно. Заметна бедность. Видно хозяйство, скотный двор… беседуют они с монахами, а от тех слышно табаком и водкой(недавно выпили и закурили) несет, естественно, и беседа отнюдь не впечатляет. Какой то сленговый говор. Насельники трудники, неразговорчивые, да и, заговорив, видно с первых слов, что они убогие духом, нищие духовно, придавленные игом физических и душевных болезней. Паломники бы еще больше удивились и поразились, если бы им сказали, что среди трудников есть уголовники, отсидевшие свой срок и которым просто негде жить…

РАДИФИЦИРОВАННОСТЬ КЕЛЛИЙ
Это вообще хохма! Я слышу, что в больших монастырях, больших городов, прогресс пошел еще дальше… монахи даже радифицировали свои келлии, дабы слышать богослужение, знать какая служба служится в храме. Вот, скоро полиелей. Они сидят поприлипали к компьютерам, пьют чай и слышат вот, читается кафизма, вот подходит вторая слава, вот уже читается треться статия. В коридорах начинается необычайное оживление, движуха, ой, Господи!, просто таки бегство, чуть с ног один, одного не сбивают(это касается молодых ). Бегут в церковь к выходу на полиелей… залетают в ризницу, «влетают» в ризы и открывшимся торжественно царским вратам, чинно благоговейно запевшу хору «Хвалите имя Господне…» исходят с подчеркнуто иконными лицами на полиелей «собор мног зело». Стоящие в храме паломники богомольцы думают, что монахи, точно также как и они, в алтаре молятся все время вместе с ними. Пропели величание, елеопомазались, закончился полиелей, все опять разошлись по келлиям, теперь до Великого Славословия…

Монашество претерпевает изменения те же самые, которые претерпевает и широкий общественный загал – большой огромный мир. Это вовсе не значит, что нужно отказаться от электричества, ездить исключительно в дилижансе и писать письма гусиным пером. К прошлому возврата больше нет. Это ни хорошо, ни плохо. Здесь, я ни осуждаю, ни хвалю, ни порицаю, ни отрицаю. Я всего лишь констатирую - это жизнь.
АРХМ АВВАКУМ

КАК ДЕЛА СО СТРОИТЕЛЬСТВОМ ВОСКРЕСЕНСКОГО СОБОРА В КИЕВЕ?



Сегодня строительства больших гигантских соборов и храмов закончились. Те соборы, что начали возводиться, в своем поспешном строительстве, затормозились и заморозились. Что там со строительством Воскресенского собора в Киеве? А одноименного собора в Полтаве? Я помню, как, с какой воодушевляющей энергией взялись за строительство в Киеве. Каждая епархия была обязана перечислять деньги на строительство.

Деталь: была даже установлена нарочитая видеокамера, показывающая непрестанный, неостанавливаемый онлайн процесс возведения сакральных стен. Почему такая была поспешная престорога с камерой? Да потому, что наше церковное руководство понимало, времена строительства гигантских соборов неумолимо истекают. Наставали уже 2010й год, когда строить ставало уже все труднее и труднее. К этому добавились наши человеческие неуемные скандалы с махинациями, использованием средств не по назначению, смена возглавляющих эту стройку. Даже поставление строителем владыки Софрония – знаменитого строителя в своей епархии не помогло. И вот, сегодня, печальное зрелище - онлайн-камера отключена, или говорят ее разбили, или украли, а строительство застыло в мертвящей стагнации. Нет денег на гигантские проекты.

Тоже самое и в Полтаве: фундамент начавшегося строиться гигантского собора разрушается, железные конструкции ржавеют. Времена строительства неумолимо закончились.

Начавшиеся строиться гигантские соборы застыли, стагнировались и ждут своих лучших времен, когда можно будет возобновить строительство. Когда эти времена наступят? Никто, никакой, даже самый знаменитый прозорливец сказать не сможет.

http://www.truechristianity.info/churches/resurrection_cathedral_kiev.php

http://www.religion.in.ua/news/ukrainian_news/12616-ne-po-dnyam-a-po-chasam-stroitsya-kafedralnyj-sobor-upc-v-kieve-foto.html

Моя мысль не состоит в том, что не нужно строить величественные соборы. Так, упаднически мрачно брюзжать нельзя: "Мол зачем все эти гигантские соборы? Не лучше ли построить больницы и школы?" Эти мысли мы слышим сплошь и рядом, но жизнь от этого лучше не становится. Надо строить и то и другое. Соборы строить нужно, в них выражается великий пафос, дух человечества, жертва Богу, Великому и Вечному. Если бы архитектор Гауди, или Монферан и им подобные так думали, то не появилось бы великие их творение, удивляющее нас земных людей. Моя мысль состоит в том, что, как выбрать удачное место и время? И еще: одним соборам повезло больше, а иным меньше...
АРХМ АВВАКУМ

КСЕНИЯ. ЗАПРЕТНАЯ СВЯТАЯ СОВЕТСКОГО ПЕРИОДА



Много юродивых на было Руси, но Ксению Петербургскую почитают особо сильно и искренне. Почему? Да потому, что с 1917 по 1988, советская власть в буквальном смысле слова боролась с блаженной. Вела тяжбу с давно почившей безумной старухой о недопуске к ее часовне молящихся поклонников-паломников. Но, «огнь убо орошаше, ярости же смеяшеся». Родилась целая эпопея борьбы, рассказов, повествований. Ой, что там было! Что было… Советская власть – не пущать! Но, люди все равно шли и шли все эти годы. Ото ж не даром говорят: запретный плод сладок! Студенты молились о сдаче экзаменов. Это не нравилось власти советов. Тут, СССР блеск во всем своем торжестве и мощи, тут атеизм гласит: коммунизм это молодость мира и его возводить молодым, а тут(вот, где нелепость) толпы студентов у старой часовни. Верующим коллективным сознанием слагались красивые, чудесные и радостные по своей сути легенды, свидетельствующие о неискоренимости веры из духа человеческого. Рассказывают: милиция набрала полный воронок приходящих(выдергивали из толпы в основном студенческую молодёжь), привезли в городтел, открыли, а он(воронок) оказался пуст! Всех матушка Ксения по дороге чудесно освободила.

Приходящие ночью(когда милиция не так сильно ловила) поклонники наблюдали огоньки, сполохи необъяснимые свечения в ночное время внутри в часовне и на могиле, свет временами был силен, как будто на большом подсвечнике горели множество свечей.

Люди, паломники, замечали, что вступая в пределы Смоленского кладбища, чувствовали какое то, как во сне одухотворенное преображенное, надвое разделенное пространство, в котором, как бы спрессованный свежий
чистый воздух и чувствовалась близость неба. Такое было ощущение у многих.

Я помню еще в 80е годы, как часовня была обнесена двухметровым деревянным забором, власти и милиция не допускали в часовню людей. Забор в щели все равно втыкали записки, а еще прилаживали к забору венки из живых цветов(было лето), много было сделано разноцветным мелом различных надписей молитвенных обращений, были надписи сделанные шариковыми ручками, и разноцветным мелом, но они малозаметны, правда между ними были и слова которые не украшают человечь род.
Я, ну был молод, все таки каким то неимоверным способом перелез(стал
на оградку) через забор воротник пуговицы оторвал, рукав стесал, штаны порвал, то все ничего, но все же проник внутрь часовни, надгробная плита была вырвана(ее не было), зиял четырехугольник из которого набирали землю(было видно, что верующие все равно проникали и брали). Тут же и груды сгоревших, оплывших свечей. Кто то крикнул, идет милиция. Я затаился… за забором, минут пятнадцать просидел, но никто не зашел. Видимо прошли мимо. Никого я не увидел. Выбравшись, пошел в Смоленскую церковь, которая была в то время служащая.

Отец Василий Бондаренко, священник Макариевского собора Полтавы(и ныне здравствующий) рассказывал о свидетельнице видения Ксении, верующей женщине ходившей молиться в Троицкий Собор Александро Невской лавры. Она работала водителем троллейбуса и однажды уже поздно ночью где то часов в одинадцать, под окончание смены, ко мне подсела странная женщина в фуфайке и замотанная платком и скомандовала ехать на Васильевский остров, но встать не вставала, ее просто не стало в салоне на остановке близ Смоленского кладбища. Мной овладели страх и радость вместе. Торжество души от соприкосновения с тайной инобытия и страх животный, смешались вместе. Я говорит женщина-водитель, в том то радостном страхе гнала пустой троллейбус в депо, что есть мочи. Так на меня подействовало видение таинственной пассажирки, «Гостьи из Зазеркалья».

О том дивном месте, часовне Ксении официальный церковный журнал Московской Патриархии(ЖМП) до 1988 года, ничего, ни строчки, ни пол строчки не писал. Причины известны: не хотелось конфликта с властями. И то что Ксения широко фигурировала в литературе Зарубежников(РПЦЗ) которых РПЦ считала раскольниками.

Тропарь зарубежный(А Ксения Петербургская была ими причислена к лику святых давно, еще в 1978 году) начинался красиво такими словами: "Нищету Христову возлюбивши, бессмертныя трапезы ныне наслаждаешися, безумием мнимым, безумие мира обличившая..."
АРХМ АВВАКУМ

БЕСНОВАТЫЕ ВСЕ, В ТОМ ЧИСЛЕ И БАТЮШКИ БЕСОИЗГНАТЕЛИ

ВАСИЛИЙ БОРИН3

Смотря на видеоролик с ведущим миссионером УПЦ МП, протоиереем Андреем Ткачевым, как он харизматично(в духе харизмата Алексея Ледяева) раскуто, раскрепощено дергается на амвоне. Приказывает прихожанам не сметь, свое суждение иметь! Более того, смачно и афектно плюется там же на амвоне, обзывает нас украинцев гадами, желает, что бы мы сожрали друг друга, насылает на нас и на род наш болезни адовы, иногда думаешь, что беснование присуще не только женщинам кликушам. Но! Но, и батюшкам! Духовным отцам, пастырям стад-чад словесных. Бывает, прорывает. Да, да… это не проговор, а так и есть.

Нет пророка без порока. Все мы в жизни совершаем ошибки, проступки и все нуждаемся в покаянии. И здесь мне вспомнилось давнее…

Среди многих паломнических путей, поиска верующими людьми лица Божия и Света Божия, в советский период церкви, один лежал в селение Васк-Нарву, что в Прибалтике, к батюшке Василию(Борин), который практиковал в своем приходе вычитку бесноватых. Это были не безоблачные для Церкви 80е, когда вера была официально хоть и разрешена, но временно терпима, а кое где и запрещаема. Ручейки верующих людей, испытывающих гнет темных сил, стремились туда, в Эстонию, где кое что оставалось незакрытым: Пюхтицкий монастырь, Спасо-Преображенская пустынь в Елгаве и под Эстонией на Псковской земле знаменитые Печоры(Псково-Печерский монастырь.) Все это благодаря буржуазному правительству, продержавшемуся в той Прибалтийской стране до 38 года. Там отец Адриан в те годы гнал бесов.

Протоиерей Василий БОРИН († 1994) служил настоятелем церкви святого пророка Илии в эстонском поселке Васк-Нарва, расположенном в 25 км от Пюхтицкого монастыря на берегу Чудского озера. Батюшка был известен тем, что в богоборческие советские времена отчитывал страждущих от нечистых духов, содержал гостиницу и трапезную для приезжавших к нему паломников и много претерпел гонений и утеснений от разных советских запретительных комиссий.

Наш прихожанин Виктор, теперь монах Варфоломей, мне рассказывал о Васк-Нарвском отце Василии(Борин). О нем он впервые услышал в 1982м году. Виктор был любитель острых духовных ощущений и переживаний. У него постоянно были вопросы по теме бесогона, и, однажды получив адрес, он(Виктор) потом часто ездил в Васк-Нарву.

Приезжающий туда паломник сразу попадал на отчитку. А службы там были длинные, вычитки тоже. Увиденное производило такое сильное впечатление, что я(рассказывает Виктор) дал себе слово вернуться сюда вновь в отпуск, потрудиться на работах по восстановлению храма, и что бы быть близко к батюшке и задавать вопросы, которые меня волновали. Так и сложилось. Познакомившись однажды с отцом Василием, я стал приезжать к нему по несколько раз в год, трудясь там на послушаниях и духовно у него окормляясь. Интересное было время.

Виктор продолжает: Из рассказов батюшки Василия я знаю, что он рано женился, странствовал с семьей, хотел юродствовать… духовник же (отец Симеон из Печор) его не благословил, сказав, что у него другой дар - пастырства. В семинарию он поступил поздно, начал служить в Псковской епархии.

Но нет пророка без порока. Каждый из нас борется с собственными страшными демонами своей души.

Отец Василий было вычитывает, вычитывает; изгоняет, изгоняет бесов, а уж кого, кого, а бесноватых на просторах нашей Матушки Руси множество, потом и сам, в свою очередь испытывает гнет бытия, темных сил и белка выпрыгивает из колеса, а отец Василий уходит в затяжной запой. Больные, бесноватые жаждущие вычитки соберутся, а батюшки нет и нет. Спрашивают у прислуги: «Где же он?» «В отпуске, отгуле» - многозначительно ответствует та, или в загуле, как понимают знающие.

А то, как то раз «отгула-загула» у него не было. Был приемный день, вычитка намечалась, по обыкновению, как всегда в церкви. Собрались поющие, ревущие, гавкающие; кричащие пронзительно лисицами, кукарекающие петухами, воющие волками, ревущие медведями, переговаривающиеся с бесами, ведущие с ними непримиримый диалог, а то и сами бесы, говорящие от своего имени. Словом собралось бесноватого люду – «собор многъ зело».
Батюшке Василию с очередного перепоя не здоровится, ему плохо, он сам испытывает «вселенскую тоску», так, что ему самому выть хочется, но прием идет. Он одевает епитрахиль, берет в руки толстую книгу «Большой требник», от одного вида которой бесы все взвыли и воззопили. Но читать из нее батюшка не может, вот не может и все, насколько муторно ему сегодня. Голова болит, в животе мутит и вообще весь мир не мил. Собирается с духом, но «лыко не вяжется.» «Да, что такое, что за напасть такая,- думает он, про себя, - неужели сегодня не осилю вычитку!? Неужели нечистая сила не дает? Сгинь!» Вдруг ему начинает показываться, что к нему ползут пауки, тараканы, скорпионы, тарантулы и прочая страшная на вид, омерзительная нечисть. «На змию и на скорпию наступиши и попереши льва и змия…» Вот их много, премного на полу, вот они лезут к нему, подползают уже ползут по подряснику и быстро так и такие большие. «Кто в Бога верует, спасите, помогите!» - только и успел крикнуть отец Василий. На этих словах он стал, что то отряхивать из себя, бросил книгу, опрометью выскочил из церкви и побежал к воде. Благо, озеро невдалеке от храма. Он вскочил в воду, окунулся с головой…

Все присутствующие бесноватые моментально протрезвели, очнулись от бесновательного транса и устремились за батюшкой. «Здоровые» бесноватые настигли больного батюшку в воде и стали тащить назад из реки. Вот уже вытащили, ведут под руки, заводят в сторожку, снимают сапоги, выливают из них воду; снимают подрясник, выкручивают, далее усаживают возле печки, растирают той же водкой, от которой все бедствия, в том числе и беснование. Одним словом, в тот нарочитый день, бесноватые спасли батюшку, спасавшего их сколько раз. Поят горячим чаем с вареньем…

Повторюсь… Этот «чюдной» случай мне в малейших подробностях описал прихожанин нашего храма Виктор Матвеев(ныне монах Варфоломей), проживавший на Молодежном и очень любивший странствовать в те места, а особенно в Псково-Печерский монастырь.

В его рассказе, уже в те годы, меня нечто заставило задуматься о природе одержимости, особенно тот момент, когда бесноватые наполнявшие храм во время экзорции, доселе издававшие устрашающие звуки, качающиеся по полу и досель пребывавшие в безсознательном трансе, вдруг стали здоровыми, когда сам священник заболел. Где беснование и делось? Как рукой сняло. Не было ли это состояние, таким себе, благочестивым юродством, отпускной, в рамках Церкви, расторможенностью, побегом в мир раскрепощенных разнузданных инстинктов? Боюсь, что да, было... и о сем мои дальнейшие размышления.
АРХМ АВВАКУМ

ГРУШЕВСКОЕ ЧУДО. ВВС, Лондон, радиопередача от 29 ноября, 1987 года

фото19
фото18
фото13
ГРУШИВ2013-11

В апреле этого года начались таинственные явления Божией Матери в украинском селе Грушеве. В самиздатском журнале «Выбор» недавно появилась заметка об этих замечательных явлениях.
Мы получили несколько новых свидетельств о происхождении и считаем своим долгом довести до сведения наших слушателей и читателей. Думаем, что мельчайшие подробности чуда, современниками которого мы были, не должны забыться и пропасть.

26 апреля 1987 года, в день Антипасхи н начале недели о Фоме, около часовни явилась Пресвятая Богородица в нимбе и светоносной короне. Богоматерь ходила около деревянной часовни и позвала к себе 12летнюю девочку Марию. Дом Марии стоит на пригорке недалеко от часовни и отделен от ограды небольшим картофельным полем; с этого пригорка явление наблюдалось особенно хорошо.
С апреля по 28 августа Успение Богородицы, сотни тысяч самых разных людей съехавшихся с о всей страны могли видеть Пречистый Образ – верующие, или Силуэт – неверующие. Попробуем обобщить то, что разные люди видели в Грушеве.
Богоматерь стояла в темно синем монашеском одеянии, иногда в платке. На платке была видна белая кайма, на внешнем балконе часовни.

Время от времени, ранним утром Богоматерь спускалась с балкона на землю и ходила вокруг часовни; позже видение стало появляться и на куполе. Почти все присутствующие, видели темный силуэт, женскую фигуру в человеческий рост, иногда одну голову.
Верующие сравнивают видение с изображением на Почаевской, или Казанской иконах Богоматери. Богородица перемещалась по балкону, меняла положение, кланялась. Делала движение рукой. Рука светилась. Часть людей, которые не видели силуэт, видели движение одной светоносной руки. Богоматерь открывалась людям по разному: одни видели ее лишь в темном одеянии, другие в золотом сиянии и свете. Свет проходил сквозь дождь, проникал сквозь доски балкона. Многие видели, как золотистая дымка окутывала часовню и всю окрестность. Преображалось и пространство вокруг часовни: оно становилось то каким то невероятно объемным, расширенным, то суженным и плоским. С пригорка, напротив часовни все предметы, кроме людей, казались расположенными на одной плоскости, иногда пространство разделялось на две части: обычное и преображенное. Богородица казалась стоящей на балконе и одновременно за ним.

Если так можно сказаться, стояние Богородицы было необычайно целомудренным: образ не насиловал человеческого воображения и воли. Он являлся ровно настолько, чтобы глаз мог его видеть.
Один человек пошел по картофельному полю (по огороду) навстречу Богородице. Силуэт становился все отчетливее и яснее, казалось еще шаг и откроется лик, но в этот момент образ исчез. Другой очевидец рассказывает, что образ источал что то похожее на энергию, незримый свет, мягкое нежное тепло, входящее прямо в сердце.

По ночам с обратной стороны часовни в 2х окнах были видны две горящие лампады. Свет от фар проходящих машин, не только не скрадывал, но даже усиливал свет лампад.. Те кто заглядывал в щели часовни, внутри видели Богоматерь стоящую у родничка.. На утро же обнаруживали, что в одном месте, где стояла лампада, вообще нет окна, а в другом оно забито досками, хотя ночью видели даже блеск стекол.
Местные власти, борясь с чудом, пытались забить балкон досками и холстом, но Образ Богородицы проступал на холсте еще отчетливее, поэтому холст пришлось снять. Многие очевидцы утверждали, что на нем появились три иконы Божией Матери с Младенцем, как на плащанице. Ходят слухи, то ли утопили, то ли сожгли, то ли увезли куда то…
Ближе к Успению явления и чудеса почти прекратились, никто из приезжавших присутствующих не утверждал, что видит их… В самый день Успения Образ виден был очень отчетливо, а потом исчез.
Все это время власти вели тяжбу с Богородицей. Вокруг часовни был установлен круглосуточный наряд милиции, верующим запрещалось заходить на территорию часовни, сама часовня была заперта, по ночам зажигались прожектора, посты ГАИ перекрывали дороги и не пропускали Грушево, у тех же кто проезжал списывали номера. Дорогу перед часовней заливали несколько раз толстым слоем гудрона, вся домашняя живность ходила им перепачканой.

К часовне подъезжала машина и атеистические пропагандисты «вещали» в мегафоны нечто об «оптическом облаке». Мегафоны использовались и для запугивания местных жителей на всю деревню, предупреждая дабы местные не давали приют паломникам. Тех же кто осмелился его дать объявляли в связи с униатами и подвергались настоящей травле. Одну из семей восемь раз вызывали в милицию. В домах без всяких ордеров устраивались обыски, осматривали помещения и вещи приезжих.

Предельно запугана была и семья девочки Марии. Впервые увидевшей Богородицу. Ходят слухи, что родителей ее на несколько дней куда то увозили, они не появлялись у часовни и ничего не рассказывали. Преследованиям подвергались и паломники. У них проверялись и переписывались документы, их фотографировали.
Особенно тучи сгустились на Успение, когда к милиционерам присоединились много людей в штатском. Например, около 20ти человек штатских окружили дом, где остановились верующие, осмотрели помещение, паломников, загнали в автобус, проверяли документы, грозили увезти для выяснения личности. Особенно усердствовала в запугиваниях и оскорблениях приезжих верующих инструктор львовского обкома партии Нина Герасимовна Романюк. Следовали «обвинения» в спекуляции наркотиками, в незаконном проникновении в чужой дом и т. д. Беседы заканчивались категорическим требованием немедленно уехать из Грушева.
Одному верующему было сказано: «Есть приказ вас арестовать, если не уедете…»
АРХМ АВВАКУМ

КАК Я ПОСЕЩАЛ ГРУШЕВСКОЕ ЧУДО 1987 ГОД. Часть 2я

фото5
фото4
фото3
фото9

Услышав о Грушевском чуде, и мы, Кременчужане решили ехать не раздумывая. Наспех собрались в воскресенье в третьем часу дня и выехали вчетвером: я, отец Роман(ныне митр. Филипп, правящий Полтавский и Миргородский) за рулем, отец Богдан(Кецко) и его матушка Ярослава. Ехали всю дорогу благополучно, и каждый про себя думал: «Увижу ли я явление, достоин ли? А может и не увижу?» Был внутренний трепет, переходящий в дрожь. Тут как тут наличествовало сомнение. Ведь по рассказам было сказано, что явление открывалось не всем. На душе было какое-то смутное, смешанное с тревогой чувство. Машину гнали почти всю ночь на скорости 100-110 км/час; спешили увидеть часовню ночью, ибо слышали; что благодать Божьей Матери видна и ночью. Часовня же светится каким то необыкновенным светом, появляется сияние в разных местах: на крыше, маковке купола, в стеклах окон, а кто смотрел внутрь часовни видел и внутри..
Когда мы выехали за Ровно, нас остановил инспектор ГАИ, спросил, куда мы едем, мы откровенно сказали, что едем в Грушево. Он же в свою очередь, сказал нам, что туда едут много машин и попросил нас на обратном пути, когда мы будем возвращаться и если будет опять его дежурство, рассказать ему о виденном.
В ночное время часовню видеть не пришлось. Как только объехали Львов, начало светать. Все дороги к селу километра за два были перекрыты. Когда подъехали к шлагбауму, уже хорошо было видно пост ГАИ на подъездах к селу. Машины останавливали за 2 километра до села, потому что если бы все множество машин которые мне довелось видеть, въехали в Грушево, то там было бы невообразимое. Мы остановили машину и далее пошли пешком. С наши шли массы людей. Поезд, остановившийся от села Ролив, высадил человек 500 паломников и все это шествие вместе с нами было похоже на демонстрацию большого города, первомай.
Многие люди уже возвращались назад, побывав у часовни и рассказывали встречным, что они там видели, живо обсуждали происходящее.
На лицах людей не было радости, но не было и печали, они выражали что-то среднее, сочетающееся с приподнятым настроением С волнением и душевным трепетом, мы вошли в село, вместе с потоком людей направились во двор, откуда была видна часовня. Двор расположен на углу перекрещивающихся улиц. Дорога, ведущая ко двору часовни, круто опускается вниз, но люди входили в распахнутые ворота двора, вошли и мы.
Идем через двор, подходим к сетке, отгораживающей двор от огорода, и здесь я вижу то, что стремился вдеть каждый: над балконом возвышается и виден по пояс силуэт Женщины в черном; одежда напоминает монашескую. ЭТО MATEPЬ БОЖИЯ!!! Тревожно, торжественно делается на душе от созерцания виденного. Каждая христианская душа здесь плачет, радуется духовно и, конечно, скорбит, сокрушается о грехах своих, умиляется и у многих текут слезы от восторга.
Слышатся вздохи, восклицания: «Мати Божа, спасай нас! Заступнице наша! Мати раю, Мати нашого краю.» - «Дивиться, дивiться, люди, Вона рухаеться!» - вся толпа вскрикивает и замирает, кое-кто опускается на колени, кто-то голосит, причитает: в это время Силуэт двигается с места, подходит на край балкона, медленно преклоняется на восток и обратно также медленно встает на середине балкона. «Пустить i мене, и я гляну!!» - добивается маленькая девочка ее пропускают. Всюду слышен приглушенными шум многих голосов, люди разговаривают, показывают, доказывают что-то кому то, видно всеобщее духовное оживление. Духоподъем.
Силуэт хочется видеть поближе и мне, я обхожу сетку, и вместе с людьми вхожу на огород, подхожу к сетке, отделяющей огород соседа, явление видно лучше, я спускаюсь еще ниже. Некоторые люди смотрят в оптические приборы: бинокли, подзорные трубы. Я попросил у одного человека подзорную трубу. Он дал мне ее. Вопреки утверждению некоторых, что если смотреть в бинокль или подзорную трубу, то ничего не видно, гляжу в трубу и вижу очертания лица, покрывало на голове что то вроде монашеского апостольника, едва успел разглядеть черты, - трубу попросили обратно. Желающие смотреть еще несколько десятков человек. Видение хорошо еще видно метров за пятьдесят, если же подходить ближе, то видно хуже, как в тумане, если подойти вплотную к краю, метров до двадцати, то все совершенно рассеивается, видно только колебание воздуха, как над поверхностью горячей плиты.
В конце огорода сетка в одном месте наклонена к земле и можно перепрыгнуть во двор часовни, что я и делаю, все люди проникают сюда также. Во дворе отдельно от часовни стоит колокольня, сама часовня не маленькая, а средних размеров церковь с отчетливо выделенным алтарем, храмом и притвором. Окрашена она в светло-коричневый цвет, крыша и купол выкрашены серебрянкой, но давно. Всюду полно народа. Многие припадают к замочным скважинам, и смотрят, что находится внутри церкви. Посмотрел и я. И увидел Распятие с предстоящими Девой Марией и Иоанном Богословом - все выполненное в скульптуре. Если смотреть с западной стороны, то виден деревянный резной иконостас, посреди часовни - восьмигранный дубовый колодезный сруб.
По преданию, на месте этой часовни в конце 18го, начале 19 века стояла огромная верба, из дупла которой бил чудодейственный источник. В I856 году, во время эпидемии холеры, источник расчистили и возвели над ним часовню. Много людей толпятся у оконных стекол, рассказывают друг другу, кто что видел: кто видит Деву Марию с Младенцем, кто Рождество, Тайную Вечерю, кто одну ручку или Младенца Христа. Чтоб люди не смотрели во внутрь, атеисты закрыли окна изнутри бумагой, но снаружи стекол закрыть невозможно, и люди смотрят. Многие вглядываются в купол и маковку купола и видят тоже, что кому открывалось.
В разных местах двора слышится пение, люди собираются кучками и поют… Некоторые богомольцы стоят на коленях на голой сырой земле и вполголоса читают молитвы. Земля на огороде, который дважды пересаживался вытоптана и утрамбована до такой степени, что похожа на асфальт, то же самое и на церковном дворе.
В восточной стороне на захоронении стоит скульптурное изображение Божьей Матери, в постаменте есть где помещено тоже скульптурное изображение погребенного в одежде римско-католического священника с добродушно улыбающимся лицом. Весь памятник почти до половины заложен цветами. В то время цвели тюльпаны, положены также платки, полотенца вперемежку с деньгами вся эта груда, где то с метр высотой, с постепенным отдалением от памятника, метров на пять в длину и метр в ширину. Такая же самая куча цветов, платков и рушников находится и с западной стороны цветами, поближе к часовне.
В огромном круге вокруг часовни горят свечи, ставят их просто на землю и на раннее сгоревшие и оплывшие груды воска, парафина. Свечи в большинстве своем парафиновые, или стеариновые, фигурные и окрашенные в разные цвета, традиция западной Украины допускает это. Но, есть и восковые, катанные из ярого свежего воска. В некоторых местах в грудах расплавленного парафина горят лоскутки тряпок, если смотреть с горы, то создается иллюзия пожара возле часовни, а сама она полыхает в огненном венке, огненном кольце. Свеч горит очень, повторюсь, очень и очень много. «Неопалимая купина, в чем народная вина!?» Клюев «Погорельщина»
Юродивая женщина вся в грязи с букет том цветов все ходит кругом часовни и поет от долгого пения уже еле слышным голосом и своим странным видом приводит людей в изумление.
За оградой тоже толпится много народу. Несет дежурство милиция, человек десять. КГБ, мужчины в штатском деловито шныряют еще в большем количестве…
Воспоминание к слову. Ходим мы: отец Роман(ныне владыка Филипп Полтавский), отец Богдан(кецко), его матушка Ярослава и я, по двору часовни, между толпами подобных нам, приехавших посмотреть людей. То молимся, то рассматриваем, то в разговорах, общениях, слушаем рассказчиков, что и кто раньше нас видел. То пристанем к кучке людей собравшихся напротив алтаря и читающих акафист Матери Божией, подпеваем «Радуйся…» и «Аллилуиа…» Отец Роман и Богдан такие себе с виду достойно-почетно импозантные мужи, да еще, в костюмах и при галстуках были, или один отец Богдан был в костюме, не помню, или оба, а я, как всегда верен себе, в потертых джинсах, с распущеными волосами, резинка в дороге лопнула, в невероятной фетровой шляпе, только пера не хватало. В общем, я имел более чем странный вид. Это наверное о мне сказано: «Мы отребьи миру быхом, позор ангелом и человеком!» Ап. Павел.
Когда вижу Романа и Богдана люди в штатском уже ведут к автобусу. Я устремился за ними, а что ж мне одному оставаться? Сотрудник КГБ на меня презрительно посмотрел: «Куда! А тебе, что тут делать? Ты, что с ними?» «Да!» - говорю я. «Да не может быть!» Он не поверил виденному и слышанному, спрашивает задержанных, дабы удостовериться: «Этот хиппи, что, тоже с вами?» Отцы Роман и Богдан снисходительно-сочуственно кивнув, подтвердили мой статус, сказав, что это чучело, есть ничто иное, как, к тому же еще и батюшка. «Странно, странно!» - пожав плечами, удивленно заключил тот, мол, с какими людьми, в смысле - отбросами общества, вы водитесь и какие странного вида бывают батюшки.
Ну, завели нас в специальный служебный автобус, проверили удостоверения личности и начали промывать мозги: «Так! Признавайтесь: вы участники антинаучной, антисоветской диверсии? Вы диверсанты? Вы наверное униатские шпионы. Вы подосланы иностранной разведкой…» Ну, и так далее, подобные расспросы, в том же духе. «Да помилуйте, - говорим мы, - нам такое и не снилось, мы с Полтавщины, какие мы можем быть униатские шпионы…» Минут двадцать беседовали. Затем отпустили, потребовав немедленно уехать.
Многие видели Явление, плакали от радостного восторга, умилялись. Видел Его я грешный. Видела матушка Ярослава. Запомнилось мне как само ЯВЛЕНИЕ, так и лица людей. Можно с полным правом заключить, что это уже были не лица, а ЛИКИ - преображенные, просветленные, одухотворенные. Так было и так будет. Почему будет, потому, что чудеса подобного масштаба будут случаться. Бог полон замысла и мире.
Но, наряду с этим, следует также отметить, что не все видели чудо. Приехал туда, чуть позже с нашего прихода, Андрей Антонович, ревностный из ревностнейших прихожан, походил, походил, помолился, поставил свечей несколько, перекрестился и уехал, сказав, что ничего не видит. Ну, это, честная позиция, простого, честного человека. Я помню также возглас западноукраинской женщины крестьянки, приехавшей смотреть, стоявшей в толпе позади меня и воскликнувшей: «Ой, людочки, що ви дивитесь, та то ж стовпчик!..» На нее из толпы неодобрительно зашикали. Было и такое.
В самый разгар чуда, когда к селу шли многотысячные толпы паломников, между людьми прошел слух, что к Грушеву идут Крестным ходом почаевские монахи, хотя в действительности насельников Лавры предупредили, в том смысле, что если кто либо из них дерзнет пойти в Грушев, могут идти только с вещами. Приезжали только тайком переодетые епископы Львовский Никодим(Руснак), Ровенский Дамиан и другие… ну, им можно.
Стояла холодная пасмурная погода, несмотря на конец мая, вербы на церковном дворе еще не полностью распустили листья, тумана не было, но было как то сизо, неуютно, но в душах людей царила радость торжества веры. У многих были сияющие, просветленные, особенно во время молитвы. Толпы народа возле часовни вс6 увеличивались и увеличивались...
Воздав славу Богу и Матери Божией, мы в 7 утра уехали, получив неизгладимое впечатление от виденного и слышанного...
К тому времени во дворе и возле часовни собралось где-то до трех тысяч человек. Волна за волной подходили все новые и новые колонны паломников. Во дворе стало очень тесно. В отдельные дни тут собиралось 40-45.000 человек, а всего в течение мая 1987 года тут побывало более ста тысяч человек это по свидетельству сельских властей помещенному все в той же «Литературной газете».
Действия по прекращению Грушевского чуда не обошлось без курьезов. Атеисты попробовали Видение закрыть полотном, но не тут то было, люди видели Явление й сквозь полотно. Неудачный занавес пришлось снять и лавры победителей атеисты не получили. Невидимая рука Божия действовала сильней и уверенней видимой. Предпринимались попытки вообще разобрать балкон, но сила Божия, под массой возникших предлогов и обстоятельств не допустила этого и от этого тоже пришлось отказаться: не все возможно человеку, все возможно только Богу…
Когда количество паломников стало увеличиваться до пугающих размеров, местные власти сделали запрос в Москву в Совет по делам религий о том, что делать с людьми? Оттуда будто бы поступило распоряжение не чинить никаких препятствий людям, приехавшим в Грушев к часовне. Но, это из слухов.
Существует несколько гипотез объяснения атеистами Грушевского чуда и все они шатче одна другой. Вот некоторые из них:
1). Один из столбиков балкона, находящегося на углу дощатых перил, когда солнце стоит под острым углом к горизонту, отбрасывает дивную тень. Но мы приехали на место явления в пять часов утра и при пасмурной погоде.
2). Срабатывает эффект интерференции света, так как в свое время стекла часовни промывались нефтью или подсолнечным маслом, отчего на стекле образовалась тоненькая пленка, она то моментами и производит оптическую иллюзию. Отродясь не слыхивал, что бы стекла промывались нефтью или подсолнечным маслом.
Эти два объяснения принадлежат доктору физико математических наук. Заведующему кафедрой экспериментальной физики львовского университета, помещенные в «сельских вестях» за 30 мая. Ничего не скажешь, серьезные объяснения достойные доктора!
3). Из орбитального спутника американцы направили на часовню луч лазера, из чего получился эффект голограммы. Но это уже из области атеистических мифов. Атеисты тоже имеют свои мифы и свои чудеса.
Корреспондент «Московских новостей» за 13 сентября, Владимир Шевелев, в своей статье посвященной событиям в Грушеве, пишет: «Чудо вещь серьезная и нуждается в научном рассмотрениями физиками, этнографами, психологами и историками. Позволю себе заметить, что упрощенным представлением об этом событии, судить опасно. Местные руководители, Совет по делам религий Украины считают видимо, что только нарушая закон и попирая права верующих можно держать оборону атеистических позиций. Какова цена подобной стойкости и позиции – «не пущать», показал взрыв религиозности летом этого года – массовые паломничества к местам явления Богоматери…»
Настроение было у всех приподнятое, жизнеутверждающее. Ошеломленные от увиденного и услышанного назад мы ехали молча... выехав за Львов, мы взяли курс на Почаев...