?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: происшествия

ЯВЛЕНИЕ УМЕРШИХ. СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ И ЮЛИЯ
АРХМ АВВАКУМ
a_avvakum

На фото Сергей Иванович Войнаховский слева…

Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную, и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь. Еванг.Ин.5:22

Есть три эпохи у воспоминаний, и первая, как бы вчерашний день, душа под сводом их благословенна, и тело в их блаженствует тени… тех, кто умер – мы бы не узнали, а те, с кем нам разлуку Бог послал, прекрасно обошлись без нас, и даже, все к лучшему.

Помню, Юлия Ивановна, жена Сергея Ивановича была неверующей. Не то, что ярой неверующей, а, такой себе, кухонной бытовичкой - Бог ей не открывался в жизни, да и она не делала особых усилий Его искать. Можно сказать: мистической одаренности веры у нее не было. Так что это, увы, не к ней относятся знаменательные и светоносные строки псалмов: «Взыщите лица Божия и света Божия. Господи во свете лица твоего пойдем и о имени Твоем возрадуемся во веки!» Псалирь.

Юлия и Сергей Иванович Войнаховские, прожили долгую, богатейшую и интереснейшую совместную жизнь, были высокоинтеллигентны, умны и посему находили общий язык в совместной жизни. Но, все в этом мире кончается. Кончается очень жестоко. Так, что когда умер Сергей Иванович, то это явилось самым страшным потрясением в ее жизни. У нее начались мистические явления, вот тогда то она и пришла в церковь. Помню, она часто приходила ко мне и Татьяне Терентиевне в церковный дом. Как сейчас помню ее маленькую, ее круглое лицо, временами плачущее, временами улыбающееся. Она отличалась общительностью. Все ее воспоминания, мысли и разговоры были с ним, о нем и к нему – Сергею Ивановичу.

По его смерти, Юлия стала переживать интересные мистические явления, питаемые энергией любви к дорогому для нее человеку: она, по его смерти, находясь в глубокой туге, временами стала слышать звонки в дверь. Особенно в ночное время. Бежит, открывает и странно – никого нет. Такое случалось несколько раз. Сон смешивался с явью, и явь со сном, они были, как бы, взаимопроникновенны.

«Один раз снится мне, - рассказывает она, - и не пойму сон это или явь, слышу звонок в дверь. Громкий, протяжный, требовательный. Я схватываюсь, открываю дверь, гляжу и обрадовалась. На пороге стоит ее Сергей Иванович. Думает: а, наверное, он и не умирал. Вся эта внезапная смерть его, эти похороны было ни чем иным как кошмарным сном. Куда ночь туда й сон!

Я ринулась ему навстречу. Только в этот момент, обратила внимание на его внешность. Стоит желтый, лицо бледно восковое, глаза не его, но другого кого то, стеклянные, даже не глаза, а впадины просто, словно их и нет. Смотрю еще, а лицо, в каких то, невероятных темно лиловых пятнах покрыто, от ушей до лба, вот они зримо, прямо на глазах, увеличиваются, распространяются. И ни слова. Дальше мой взгляд обнаруживает, что это вовсе и не Сергей Иванович, а совершенно чужой мертвец, вставший из могилы. Я вскричала и проснулась! Да так испугалась, что пришлось принимать «Валокардин», до рассвета тряслась вся и уже спать не могла…»

Юлия пошла к нашим церковным почтенным женщинам, которые читали Псалтирь, дабы расспросить, что с ней происходит? Татьяна Терентиевна просфорница, и Марфа Николаевна сказали ей: «Ну, раз снится, Юлия, ты его поминай. Закажи и отслужи панихиду…» Юлия приходила в храм и служила панихиду.

И вот, в другой раз, рассказывает Юлия снится мне сон. Опять звонок в дверь. Я думаю: сплю я, или не сплю? Словно зеркало, зеркалу снится, тишина тишину сторожит. Однако, осознаю, что это пришел он. Я схвачиваюсь и устремляюсь к двери, смотрю в глазок и вижу, это он, живой, лицо радостное, каковым он и был, сияющее, улыбается и машет мне. Я открываю двери и оттуда, с коридора лестничной площадки, дует мощный теплый ветер, аж жаркий, горячий, похожий на сильный ветер нашего кременчугского жаркого солнечного лета… он не позволяет мне открыть дверь. Я, прилагаю больше усилий, что бы открыть и просыпаюсь… И представьте себе, какое у меня было от того сна, радостное воодушевленное настроение. Словно повидалась с ним в живую.
Туга, депрессия и скорбь после этого сновидения у меня прошли.

Сон, бывает тонкий, во время которого стирается тончайший барьер между физическим и духовным миром, и человек становится способным воспринимать откровения из горнего мира. Это как пространство с двойными, взаимоотажающими зеркалами. На онейрологическом сновидческом экране нашей души, мы видим иногда пророческие знамения, замечательные события и покойных, дорогих нам людей. Они вдохновляют нас, помогают нам жить и выживать в этом многоскорбном мире.

***
Умершие, по мнению почаевских батюшек, уже не могут явиться в принципе. Они по смерти все по своим местам, в невидимой области жизни. Но, вместо умерших, живым часто являются бесы. Такое я слышал от игумена Апеллия и вижу, что это мнение, во многих случаях, имеет под собою глубокое основание и твердую почву. Умершие своим инобытием, словно говорят нам живым: вы должны отринув скорбь, продолжать
жить, любить и верить.